28 июля 2012 г.

Арзамасские истории: Поговорка подвела...


Городок наш Арзамас 60-х годов ХХ века был тихий, весь в садах. Несмотря на бурный рост промышленности в Арзамасе и самого города, появление большего числа автомототранспорта, все же дышалось легко и свободно. В любое время суток можно было ходить по улицам, не опасаясь никаких маньяков, отморозков. Таковых не было.
И вдруг…
Город всколыхнула народная молва о том, что «появился де в окрестностях бандит, вооруженный до зубов, не дающих проходу, обирающий людей «до нитки».  

«За столь короткое время четыре дерзких ограбления?! И все схожи, по почерку. Да и приметы преступника, судя по показаниям потерпевших совпадают. Кто бы это мог быть?..» - прохаживаясь по тесному кабинету, размышлял И.Л. Лаптев, капитан милиции, сотрудник арзамасского отдела милиции.
Иван Логинович вспоминал показания потерпевших, пытаясь найти какую-то зацепку. В памяти всплыли эпизоды допросов заявителей. 

Вот перед ним первый потерпевший. Рассказывает сбивчиво…
- А что Вам говорил нападавший? – задал вопрос Лаптев.
- Говорил: «Скидай все начисто, а не то отправлю к праотцам. - Я снял пальто. Холодно, зябко. Ветер и снег. Дрожу. – А он опять – «Скидай сапоги». А как же, говорю, я домой-то доберусь, зима-ить? – А он: «Своим ходом по камешкам, по кирпичикам. Слыхал песню?» И наган мне тычет в бок. Так и обобрал до нитки, в одних подштанниках и побег. Ладно-ть не укокошил», - заикаясь от волнения, отвечал пострадавший.

На другой день, после этого нападения, в милицию пришла уже целая семья: муж, жена и трое их детей.
Женщина надрывисто плачет, захлебываясь слезами:
- Чем нам полмесяца, до аванса жить?..
Муж, успокаивая жену, продолжил рассказ:
- Нес вчера вечером получку. И на тебе … Этот в маске, с пистолетом. Все подчистую… все до ломаного медяка выгреб из карманов …

- А у меня часы. Позарился подлец, – заявила третья пострадавшая. – Я ему: «не золотые», говорю, адонированные. Подарок от мужа. - А он: «Своим ходом идут! Порядок!» 

«И везде: «Своим ходом…». Поговорка, что-ли такая? Или просто случайно повторяющаяся фраза?..» - раздумывал Иван Логинович, перебирая в памяти всех склонных к нарушениям закона. А память у Лаптева цепкая. 
И тут он вспомнил: «Постой, постой… Есть у нас шофер – Мишка Кашмин. А ведь не так уж и давно он, как из мест не столь отдаленных. Пятнадцать лет  отбыл в заключении. Если это он, то грабежи прекратятся, побоится, насторожится, поймет, что «на крючке».
И вот Кашмин на пороге кабинета.
- Здравствуйте, гражданин начальник! 
- Здравствуйте, Кашмин, - ответил Лаптев. И тут же спросил: - На чем прибыл?
- Своим ходом, начальник. 
Фраза: «Своим ходом», брошенная Кашминым пренебрежительно, будто жаром от костра обдала Лаптева. «Неужто он. И коренаст, и широкоплеч, и не высокий. И поговорочка…» - крутились мысли в голове.
- Своим ходом, говоришь?.. Молодец. – Иван Логинович начал беседу с Кашминым на отделенные темы: «о житье-бытье»…
Мишка Кашмин вел себя развязано, разговаривал как со старым закадычным дружком. И вдруг Лаптев объявил, что поедут сей же час вместе к Мишке домой с обыском…» 
Кашмин  побелел:
- С чего это, начальник?
- Грехи на тебе, Миша, тяжкие. Пора бы и к ответу, чтоб тружеников честных не обирал. 
- Поклеп, начальник. Чист я. Ничего не докажешь…
- А вот мы и проверим! – сказал Лаптев, жестом указывая Кашмину на выход.
Через полчаса они были уже в комнате Кашмина. Мишка был холостяк. В его шестнадцатиметровке был беспорядок. Железная койка не была заправлена постельным бельем. Под кроватью – деревянный чемодан, с коим он вернулся «из мест не столь отдаленных». Диван засаленный. У окна – стол, на котором была гора немытой посуды, засохший хлеб, рюмки и окурки, по всей комнате, на полу – пустые водочные бутылки. 
- Извини, начальник, не знал, что в гости придешь, не прибрался.
- А оно так-то лучше.
- Для кого как, - вставил Мишка.
- Правильно понимаешь.
- Хитрый ты, начальник, только все это зря, сказал Мишка, развалившись на диване.
Логинов производил обыск, осматривая предмет за предметом, и незаметно наблюдал за поведением Кашмина. Мишка по-прежнему делал вид несправедливо обвиненного человека.
На стене, возле дивана висела гитара. Иван Логинович провел по струнам. В поведении Мишки Лаптев заметил настороженность. 
- Играешь? – спросил Иван Логинович.
- Забавляюсь, начальник. 
Лаптев снял гитару, слегка тряхнул. Внутри гитары громыхнуло что-то тяжелое…
Это был пистолет, завернутый в маску…

Уже позднее, после суда, Кашмин с сожалением вздыхал: «Поговорочка подвела…».

0 коммент.:

Отправить комментарий

Related Posts with Thumbnails