7 мая 2014 г.

Золотые мастерицы Арзамаса


Арзамас – чудесный город. Он  располагается на высоком правом берегу реки  Тёши, живописно возвышаясь над широкой долиной, лугами и полями, окаймлёнными вдали лесами и сёлами. Арзамас принадлежит к древнейшим поселениям,  в начале XVI столетия уже именуется «городищем». Через это место, где позднее расположился город, задолго до его основания проходила большая торговая и посольская дорога Сакма из центра Руси в Орду и в Среднюю Азию. Основанный здесь Спасо- Преображенский монастырь, стал мессионерским центром распространения христианства по всему югу  Нижегородской губернии.
 Место, где располагался древний городок-крепость, было бойкое, торговое. Со всех сторон света приезжали сюда купцы, привозили на продажу и сами покупали здесь много всякого товара. Но приходили гости и незваные. В 1366 году разорил « мордовское городище» хан Темир Булат.
С самого основания города его жители не раз поднимались на защиту родного Отечества. Но не только ратными подвигами прославился Арзамас. Жили в нём умелые кузнецы, кожемяки, сапожники, умельцы домовой резьбы, иконостасники.  Особую славу Арзамасу принесло знаменитое  золотное шитьё. А вы знаете, что такое « бить, канитель»? Нет, это не долгое, скучное и бестолковое дело. Бить – узкие полоски золота, а канитель -  очень тонкая золотая или серебряная нить в виде спирали. Наибольшее распространение вышивка получила в крупных монастырях, где послушницы расшивали предметы церковного обихода. Именно женские монастыри создали и укрепили традицию золотной вышивки, стали центрами изящного искусства на Руси. Золотное шитьё- это труд, и не только физический, но и духовный труд, потому что золотная вышивка- это молитва. Вышивая, женщины всегда молились.  Женщины просили благословения на каждый стежок вышивки. Рисунок для вышивки делали  художники- иконописцы.
   Имя города  Арзамаса неразрывно связано с прекрасным древним рукотворным искусством монастырских мастериц. В нём было два женских монастыря – Николаевский (образован в 1580 году) и Алексеевский( образован в 1634 году).  Монахини вышивали не только церковное облачение, оклады к иконам, элементы церковного убранства, но и светские наряды: головные уборы, оплечья, передники, рубахи, сарафаны, кокошники.  Принимались  в монастыри в основном девицы – сироты из семей священников. Они обучались чтению, письму и рукоделию, а самые талантливые обучались золотному шитью. Золошвейная работа требовала особой чистоты и тщательности и была не скорой. Так, монастырские книги сохранили запись о том, что работа над плащеницей, заказанной из Вятки, длилась около 9 месяцев, с января по октябрь. Далеко не все монахини допускались к золотному ремеслу, это послушание было элитным. Так, в 1907 году среди монахинь Николаевского женского монастыря было всего семь золотошвей, в то время как общее число монахинь и послушниц составляло более 400. По скромности и смирению в старину золотошвейки не подписывали свои произведения, их имена утрачены и известны лишь Богу. Но некоторые имена всё же сохранились: Матрона Ситникова, Екатерина Цыбышева, Анна Токарева, Елизавета Сторожева, Александра Подсосова и многие другие; монахиня Ангелина, монахиня Илария в Никольском монастыре. Мастерицы могли заниматься вышиванием недолго, всего лишь несколько лет, потом зрение портилось и им назначали другое послушание.   В бюджете монастыря была особая статья расходов, связанная с рукоделием. Основные закупки осуществлялись у московских фабрикантов Ионова, Алексеева, Попова, братьев Макаровых. Ежегодно на Макарьевской ярмарке закупался золотой и серебряный материал: бахрома, канитель, фольга, бархат.  Расходы на рукоделие в среднем составляли 15-20% от общей суммы расходов. А доходы от рукоделия  -  60% от общей суммы доходов за год. Распоряжалась этим материалом старшая из сестёр - золотошвей, она хранила его, выдавала сёстрам для работы, определяла, сколько необходимо приобрести  золотной нити, бахромы, канители и направляла заказ к настоятельнице монастыря.



Слава арзамасских золотошвей вышла за пределы России. В Арзамас идут заказы из Молдавии, Афона, Греции, Константинополя, Иерусалима.
 Павел Иванович Мельников-Печерский 1838 году отмечал, что рукоделия в Алексеевской общине, « особенно вышивание золотом, доведено до возможного совершенства», и работа сестёр Николаевской обители « по чистоте своей, высоко ценится покупателями».
 Именно арзамасские рукодельницы были приглашены для шитья церковных принадлежностей для новопостроенного храма в Москве.  За вышивку плащаницы и хоругвей в  Храм Христа Спасителя,  начальница общины Евгения Страгородская была награждена золотой на Александровской ленте медалью, выпущенной в память освящения храма, а старшая  золотошвея-  серебряной медалью.
В 1884 году на Нижегородской выставке за образы «Достойно есть» и «Алексий - человек Божий» монахини Алексеевской общины получили бронзовую медаль. Одной из известных работ мастериц считалась плащеница, выполненная по заказу В.Потехина для Владимирской церкви,- в свое время вышивка золотом и серебром стоила 800 рублей серебром.
 В 1900 году за свои золотошвейные работы, выставленные в кустарном отделе международной выставки мастерица Алексеевского монастыря получили гран-при.
Каждое время и местность обретает свою технику вышивки. Каждая имеет своё значение. Узоры на одежде располагаются на местах соприкосновения человека с внешним миром (ворот, подол, рукава) и выполняют роль оберегов.
  Для золотого арзамасского шитья был характерен растительный орнамент. Рисунок щедро заполнял грудь, рукава, подол праздничной мужской рубахи, кофты, лицевую часть безрукавной душегреи, грудной вырез сарафана. И конечно, обильно украшался вышивкой головной убор: запон, сорока, сборник, или повойник, девичьи платки, или платы, а также пояс, которым русский сарафан обязательно подпоясывался с узлом на боку.
Каким ещё искусством владели арзамасские вышивальщицы?  Шов  «восьмёрка»: с одной стороны рисунок, а с другой - только штриховой контур. Особенностью золотного шитья является шов и прикреп.  Опытные арзамасские мастерицы владели достаточным набором прикрепов, то есть способов закрепления на ткани металлической нити. Если цветок, лист или иная часть композиции была большой, прикреп делали и по центру цветка, так достигалась прочность кропотливой работы.
В ходу была гладь без настила, а также и поверхностный шов. Гладь с настилом - это когда настил клали под вышивку, чтобы она стала выпуклой. Любили этот способ арзамасские вышивальщицы: рисунок чаще настилали белыми нитками или нитками в тон основы.  Выполняли мастерицы и двустороннюю гладь. Тут опять же использовали подложку, чтобы при глажении вышитый рисунок «не проваливался». Каждый листок, каждый цветок или ягодка имеет подложку.   Гладью украшали обычно  покрывала, наволочки, подзоры, ночные рубашки, головные  платки. Гладь - работа трудная, но она полна изящества и даже, как говорили мастерицы, благородства.    Уже  более  ста  лет  держится старинное « рококо» с навивом нитки на иголку и последующим укладыванием его.  Тут получается чёткий рельефный абрис - именно так вышивали арзамасские  мастерицы.
Золотное шитьё требует особого фона. Часто для него использовали не только тяжёлые, пышные ткани - бархат, но и яркие шёлковые материи, а также кисею, шерсть.
Монастырские искусницы много трудились и для мирских нужд. Ведь  «золотая справа» имелась почти в каждом доме, а в Арзамас приезжали семьями, чтобы загодя приготовить приданое для дочерей, ведь  в те годы золотная « справа» (душегрея, головной убор) являлись элементом праздничного костюма большинства  женщин. При этом такие вещи, как правило, бережно хранились и передавались по наследству.
Более высокой степенью вышивального мастерства у арзамасских женщин считалась вышивка икон. В облачение церковно-служителей  Арзамасского уезда золотная вышивка чаще всего встречается в виде аппликаций, выполненных в прикреп по карте, обычно в виде стилизованного креста. Для украшения Воскресенского собора - жемчужены нашего города,  золотошвеи Арзамаса приподнесли  «облачение малинового бархата, шитое золотом, ставшее с воздухами 3000 рублей серебром». В собор « вышита  золотом по бархату больших размеров плащеница, украшенная сибирскими самоцветами и французскими сразами».  В Воскресенском соборе  немало икон  золотого и серебряного шитья: « Казанская Божия Матерь», «Утоли мои печали», «Знамение Пресвятой Богородицы», «Тихвинская Божия Матерь» и другие. Что ни образ, то история. Святой тайной веет от них. Икона св. и чудотворца Николая « украшена богатою сребро-позлащёною ризою, с камнями и жемчугом» в  благодарность за чудесные исцеления. Так, небольшая икона Божьей Матери «Всех скорбящих радость», выполненная из мельчайшего  бисера и жемчуга и украшенная серебряно-вызолоченной ризой, значится в описях как духовное завещание купчихи  Чемодановой.
Талантливый русский поэт Пётр Андреевич Вяземский в декабре 1827 года по дороге в Саратовскую губернию был проездом  в Арзамасе и сделал такую запись: « В Арзамасе я видел общину. Церковь прекрасная. Позолота - работы затворниц, искусные золотошвейки. Около пятисот сестёр. Настоятельница- женщина или девица пожилая, умная, хорошо говорит по-русски. Из Костромы, купеческого звания…» Здесь речь идёт об Ольге Васильевне Стригалёвой – настоятельнице  Алексеевского монастыря.
Старинные традиции золотного шитья и  сегодня  продолжают наши арзамасские мастерицы. Возрождаются  замечательные народные промыслы, которые прославили наш старинный город. Творческие  начала  в человеке неисчерпаемы. Мы надеемся, что золотное шитьё  найдёт своё яркое развитие в нашем Арзамасском крае.

0 коммент.:

Отправить комментарий

Related Posts with Thumbnails