3 сентября 2013 г.

Крик души Николая Донскова

Богата земля арзамасская талантами. К их числу неоспоримо относится и наш современник – поэт Николай Донсков. Стихи Николая Федоровича «отличаются лирической проникновенностью, особой образностью, психологизмом, философичностью».
В его стихах слышится крик души, с болью он говорит об очередных испытаниях выпавших на Русь-Матушку, о страданиях простого русского народа. Пишет он откровенно, правдиво, скрупулезно и напрямую.

Господа никого не спросили,
Разве ж только заклятых врагов,
В одночасье моей России
Влили в жилы чужую кровь.

Повело ее, зазнобило
В жизни, в смерти, в любви, в кино…
Все, что раньше запретным было,
В ранг закона возведено.

И, в надежде спастись от обмана,
Водку, брагу и валидол
Пьет мужик и мотается пьяный,
За чужой уцепившись подол.

Николай Донсков признается, что «из описанного что-то, кому-то покажется не совсем правильным, но … это жизнь. И, если бы я посмел написать ее чужими красками, мне пришлось бы казнить себя ежечасно за сладкую ложь, которая, к сожалению, в нынешнее время многими признается и считается нормой». Современность Николай Федорович называет «новыми лихими временами» разрушающими светлые идеалы нашего народа. И даже в этих строках все равно звучит вера в лучшее, светлое.

Пусть времена жестокие настали.
И все ж не самая дурная полоса,
Коль за столом звучать не перестали
Друзей моих живые голоса.

Ощущая тревоги страны, живя ее заботами, он со скорбью и болью пишет:

Я должен, я обязан быть собой,
Чтоб после запятой не ставить точки,
Чтобы с моей душой людская боль
Ложилась, будто мина, в мои строчки.
Болея душой за Русь – Матушку, которую лихорадят перестройки, реформы и кризисы, он признается:

А может, счастье в том, что я
Своим дыханьем землю грею,
Всем сердцем за нее болею,
Тем и живу, о Русь моя!

Родине, без которой жизни иной не мыслит, он желает добра, верит в ее светлое будущее.

Манят роскошью дальние страны,
Только я без тебя не смогу.

Только здесь моя Русь, и возможно
Жажду огненных чувств утолить.
Я, упертый, отпетый безбожник,
За тебя буду Бога молить!

В. Каляев.


Николай Донсков

Ну что мне красота Парижа?

Немало о Родине спето,
О зорях в родимом краю,
И все ж я с упорством поэта
Свои откровенья пою.

Ну что мне красоты Парижа?
Здесь, дома, закаты горят,
Здесь, дома, то дальше, то ближе
В ночи петухи говорят.

Любая калитка знакома,
И небо, как синий хрусталь...
Резные наличники дома,
Тропа, уводящая в даль...

Звезда опустилась так низко,
Как будто сейчас вон туда
Сорвется и выпадет в миску
Заросшего ряской пруда.

Слипаются в дреме ресницы.
Террасу листом замело.
И снятся мне, нет, не столицы –
Родимое наше село.

Я с тобой

Выйду в поле ранним тихим утром.
Неба синь бездонно глубока,
И по сини той своим маршрутом
Шествуют неспешно облака.

В росных травах верещит кузнечик,
Под ногой, как синий уголёк,
Нежно-нежно на ржаные плечи
Голову склоняет василёк.

Здесь я силы набираю снова
Для свершений будущего дня,
Здесь по-матерински, как родного,
Обнимает Родина меня.

И в порыве чувства что есть силы
Крикну прямо в воздух голубой:
- Знай, моя страдальная Россия,
Знай, родная, я навек с тобой!

Без тебя не смогу

Позабытый восторг испытаю,
Когда светлой весною приду,
Чтобы видеть, как медленно тают
Потемневшие льдинки в пруду.

Удивляться никак не устану
Первоцвету на талом снегу.
Манят роскошью дальние страны,
Только я без тебя не смогу.

Только здесь моя Русь, и возможно
Жажду огненных чувств утолить.
Я, упертый, отпетый безбожник,
За тебя буду Бога молить.

Не могу молчать

Я должен, я обязан быть собой,
Чтоб после запятой не ставить точки,
Чтобы с моей душой людская боль
Ложилась, будто мина, в мои строчки.

Уж больно ныне пишется хитро
История, где нас забыли с вами.
И до озноба холодит нутро,
Когда нас крестят важными перстами.

Я буду вместе с вами горевать,
Жалеть о чем-то, прогонять остуду,
Скорбеть и падать, и опять вставать.
Вот только не могу молчать. Не буду!

Я соберу свою и вашу грусть,
Чтоб растворить их в воле и надежде.
Знай, в скорбный час, моя родная Русь,
Ты мне мила и дорога, как прежде.

Спросит

Господа никого не спросили,
Разве ж только заклятых врагов,
В одночасье моей России
Влили в жилы чужую кровь.

Повело ее, зазнобило
В жизни, в смерти, в любви, в кино…
Все, что раньше запретным было,
В ранг закона возведено.

И, в надежде спастись от обмана,
Водку, брагу и валидол
Пьет мужик и мотается пьяный,
За чужой уцепившись подол.

Господа же из новых и прытких
Расстарались, что было сил, -
Производят «пойло» в избытке,
Чтоб мужик ничего не просил.

И спешат. Надо им торопиться.
Знает нашу натуру жульё.
Очумелый мужик проспится,
Обязательно спросит своё!









0 коммент.:

Отправить комментарий

Related Posts with Thumbnails