27 января 2013 г.

По дороге жизни через лишения, кровь и смерть

Памяти друга – Федора Михайловича Хорькова 

Оборона Ленинграда является составной частью Великой Отечественной войны. 14 января 1944 года в результате наступательных операций Красной Армии блокада была снята. А этому предшествовало трагических 900 дней и ночей.
В нашем городе живут ветераны, свидетели тех событий. Один из них известный в нашем городе юрист – Федор Михайлович Хорьков.
С первых дней войны он принимал участие в боевых действиях. Был тяжело ранен. После излечения его хотели комиссовать. Но Родина была в опасности. Кованые сапоги фашистских агрессоров топтали священную русскую землю. Разве можно было отсиживаться в тылу. Он рвался в бой с ненавистным врагом. Федор Хорьков вновь оказался в действующей армии. Служил он в 196 стрелковой дивизии.
Для обороны Ленинграда были сформированы дополнительные воинские подразделения. В декабре 1942 года их доставили по железной дороге из-под Москвы (Кубинка) в район освобожденного Тихвина. Затем – к Ладоге.
Далее путь в Ленинград пролегал через «дорогу жизни». Со стороны Волхова немцы обстреливали ее, подвергали бомбардировке с воздуха. Нередко на глазах Федора Михайловича автомашины с бесценным грузом уходили под лед. Нередко тонули солдаты и эвакуируемые. Погибали от взрывов. Местами лед был красным от крови.
«Дорога» связывающая осажденный город с «Большой землей» была
шириной всего метров в пятьсот. Ориентиром движения по ней служили небольшие фонарики, горевшие тусклым синеватым огоньком. С боков и сверху их маскировали от вражеской авиации.
В тот морозный декабрьский вечер бойцы передвигались небольшими группами. Валенки намокли, разбухли и затрудняли движение. Хорьков окунул валенки в воду. Они обледенели и уже «не раскисали». Опытом он поделился с другими. Зашагали быстрее.
Неожиданно прозвучал нарастающий свист летящего снаряда. Худощавый, «необстрелянный» боец, идущий рядом с Федором, лег на затопленный водами Ладоги лед, закрыв голову руками.
Хорьков уже имел опыт. Он безошибочно определил, что пролетит снаряд, не причинив вреда. Подняв солдата, сказал:
– Чего зря плюхаешься. Шлепать нам еще тридцать верст с гаком. Сосулькой станешь. Не бойся. Я скажу, когда нужно залечь, когда пригнуться…         
Стуча зубами не то от холода, не от страха солдат с благодарностью принял от Федора фляжку со спиртом. Сделав несколько глотков, закусил снежком и зашагал смелее, не озираясь по сторонам без причины.
Просвистел другой снаряд. Далеко впереди поднялся огромный фонтан воды, льда и щепок. «Полуторка» с продуктами ушла под лед. Окровавленного, но еще живого, водителя вытащили из воды. Возле образовавшейся полыньи установили предостерегающий световой знак.
Вскоре путь к месту назначения Хорьков и группа солдат продолжили в кузове грузовика, на ящиках со снарядами, пообещав водителю за подвоз по сухарю…
Такой вот был путь по «дороге жизни». Пролегал он через лишения кровь и смерть…

Владимир Каляев.


0 коммент.:

Отправить комментарий

Related Posts with Thumbnails